Информационный десерт на неделе интернет-зрителю преподнёс российский видеоблогер Юрий Дудь. Он оказался в Польше, которая до сих пор, кстати, закрыта для туристов не из зоны ЕС. Но для Юрия и команды было сделано исключение, конечно, властями Польши.

Почему приезд съёмочной группы из России в польском МИДе посчитали важным? Всё просто. Юрий Дудь собрался в гости в редакцию того самого Telegram-канала, который взял на себя функцию управления и координации протестами в Беларуси.

Цель, видимо, была показать, что польские спецслужбы не имеют к этому никакого отношения, убедить зрителя, что за революционной пропагандой стоят молодые ребята с горящими глазами из самой Беларуси, работающие за идею. Так сказать, безвозмездно. Все это оказалось фейком! Эффект получился обратный. Зритель смог не только разглядеть модный маникюр у ведущего, но и подноготную редакционной политики. Схемы финансирования, биографии публичных сотрудников польской редакции и даже прямую связь Telegram-канала и экс-кандидата в президенты. Предлагаем небольшие выдержки из этого любопытного разговора.

«Это рупор, это медиа, это информационная атака, это информационная пропаганда. Мы пропагандируем вещи, которые считаем правильными, делаем это всеми доступными методами».

В этой фразе Степана Путило, человека, которому приписывают создание протестного медиа, вся его суть и содержание – пропаганда и информационные атаки, направленные на Беларусь. Они давно перестали это скрывать, как и то, что пользуются прямой поддержкой польского правительства.

На чьи деньги существует Белорусский дом? 

- Есть поддержка польского правительства, есть какие-то фонды, организации, я точно не знаю.

- Но это польские деньги?

- Ну, в большинстве, я думаю, да.

Одной из главных задач этой встречи, видимо, была попытка убедить зрителя, что вся стратегия медийных атак на Минск и масштабная работа с контентом формируется небольшой группой молодых белорусских политбеженцев. Зрителю действительно показывают небольшую, антикварную комнату, где за компьютерами работает несколько человек, мечтающих создать прекрасную Беларусь будущего. 

- Я уехала 9 лет назад, потому что знала, ещё когда училась в лицее, что я не буду жить в Беларуси. Моя семья всегда была оппозиционной, я тоже с детства ходила на митинги. 

- Я из Беларуси, но в Польше 10 лет, я приехала по программе Калиновского учиться. 

- Я уехал в Польшу, пошёл работать на «Белсат», познакомился со Стёпой, и вот я здесь.

Впрочем, неформальным лидером этого творческого коллектива является вот этот молодой человек – Роман Протасевич. Называет себя журналистом, главным редактором этого Telegram-канала и не очень распространяется о своём оппозиционном прошлом. Он бывший член белорусского движения «Молодой фронт» и активный участник украинских событий.

- Ты же был на Майдане?

- Да, и не только на Майдане! 

- Что ты там делал?  

- Я приезжал посмотреть, как это всё работает, как это выглядит.

- Сначала Майдан в Украине, гражданином которой ты не являешься. Теперь вот попытка революции в Беларуси. 

- Я тебе скажу больше, я ещё год снимал в зоне АТО.

- Как журналист?

- Да. Как фрилансер.

И всё же медийным лицом Telegram-канала является 22-летний Путило. Его приглашают на политические встречи, премьер-министр Польши даёт ему интервью, польские спецслужбы занимаются его охраной.

- Когда мы снимали в парке, я не сразу это увидел, но было два охранника, да? 

- Это, возможно, люди, которые наблюдали за нами, всё ли в порядке. Просто чуваки. Их в офисе нет. Я не знаю точно, кто это. Это хорошие люди. Но, скорей всего, это свои. 

- Польские спецслужбы? 

- Я не знаю, спецслужбы, полиция. Я знаю, что меня охраняют. Негласно или гласно.

Такое пристальное внимание, конечно, неспроста. Проект, в котором участвует этот молодой человек, при полной поддержке польского правительства ведёт информационную войну в отношении своего государства, используя самые грязные технологии, включая провокации и откровенные фейки.

- Кто из вас постил сообщение о русском спецназе? 

- По-моему, если мне не изменяет память, то я. Вот за этим рабочим местом это происходило.

- Невероятная лажа про то, что русский спецназ уже в Минске.

 

- Первое, что бросается в глаза и в уши, это вокабуляр: фашисты, каратели, лукашисты. Это же абсолютно тот сленг, который, как дерьмо, лился на нас, когда случился конфликт России и Украины в 2014 году. Чем вы отличаетесь?

- После тех событий, которые стали происходить, мы стали, и это важно признать, не только медиа, но и отчасти политиками. Поэтому я хотел бы уходить от этого, но…

 

- Многие относятся к тебе скептически, в том числе по такой причине. Одна из причин – это призыв к травле. «Вчера какой-то мудак звонил в МЧС, чтобы у его дома сняли фашистский бчб-флаг». В «Nexta» появились его данные, телефон, адрес со словами «давайте ему объясним». Мне кажется, что травить и оскорблять – плохо.

- Во-первых, мы не призываем оскорблять, да, мы даем ссылки на соцсети. И в случае с МЧСником адрес не давали. Чтобы чувак увидел, что ничего не остается безнаказанным, даже малейшая фигня типа снятия флага. Люди всё видят. В информационной войне, я думаю, все средства хороши.

Объективность и основы журналистики. В интервью не раз прозвучали тезисы, что редакция Telegram-канала занимается пропагандой. А значит, многие вопросы останутся без ответов.

- Давай допустим ситуацию. К вам попала съёмка, где Светлана Тихановская скомпрометирована. «Nexta» такое видео запостит? 

- Интересный и сложный вопрос, на самом деле.

- Она сидит в Литве. Литва её приняла, насколько она может быть самостоятельна? Другое государство со своими интересами, мы знаем отношения Литвы и России, дало ей приют, помощь и всё остальное. Сможет ли она быть независимой? 

- Вот это тоже сложный вопрос, опять же... 

Если это больше были вопросы риторические, то в другой части беседы чётко обозначена схема работы и связи агитационных Telegram-каналов и литовского штаба экс-кандидата в президенты. В Вильнюсе вырабатываются стратегии и ведётся идеологическая работа над сценариями протестов, в Варшаве всё это формируется в медийные потоки. 

- Ваша цитата: «Кажется, скоро бандитов в чёрном начнут сжигать». Что это, если не призыв сжигать людей? О какой нелукашенковской Беларуси можно говорить, когда вы сразу же проскакиваете такую важную опцию, как справедливый суд, справедливое наказание? Вы говорите в таком тоне, что за это нарушение закона он должен быть подвергнут смерти.

- Ну тогда, в этом случае, вышли эмоции, животные чувства, рефлексы. 

Это тоже знаковые слова и смыслы. Это как, глядя на головешки в костре, вдруг осознать, что ничего уже не исправить, что всё сгорело. Только вместо дров в костре человеческие жизни, а в стране пепелище, которому некоторые соседи, наверное, даже обрадуются.

- Конечно, когда это всё остыло, можно было подумать более рационально. 

Вероятно, изначально интервью задумывалось как героизация автора Telegram-канала: чтобы представить образ пламенного борца за правду. Но образ получился совсем другим: молодого человека, который заигрался в опасную игру и который, похоже, не понимает, что его самого используют и играют именно с ним.

ont.by

Недостаточно прав для комментирования. Войдите на сайт используя социальные сети.

Войти с помощью

Яндекс Реклама