Светлана Галузо занимала должность ассистента сооснователя BYSOL Андрея Стрижака. Работала, правда, недолго: вскоре поняла, что там “воруют народные деньги” и главная цель фонда – вовсе не помощь людям, о чем подробно рассказала на своей странице в Facebook.

 

Поначалу всё в BYSOL ей казалось идеальным: каждому уволенному гарантировали помощь в 1500 евро, бастующим – компенсацию всех экономических ущербов, уехавших за границу обеспечивали жильем и средствами на жизнь. Белоруска “кайфовала, чувствуя себя полезной своим согражданам”, новые коллеги показались ей “прекрасными, искренне желающими жить в свободной Беларуси”. Когда штаб переехал в Вильнюс, Светлану заселили в отель Radisson, где она почувствовала себя королевой.

 

Но очарование вскоре угасло. Стало смущать, что о BYSOL так много писали в зарубежной прессе, что фонд позволяет себе тратить деньги на шикарные комнаты в отеле. От Марины (волонтера штаба Бабарико, судя по тексту) узнала, что “BYSOL не помогает людям, которые сбежали от преследования за границу, его руководитель имеет счет в нидерландском банке, а со Светланой (Тихановской – прим. авт.) работают люди, которым Госдепартамент США выделяет деньги на борьбу за демократию”.

 

Однажды Светлана доставила руководителю передачку в восемь тысяч евро, а спустя пару недель узнала, что эту сумму “Стрижак получил от Леонида Судаленко, своего коллеги по гомельскому отделению профсоюза РЭП. Это оказалось лишь частью крупной схемы: независимым профсоюзам выделялась грантовая помощь, но на карточки переводили лишь часть суммы (три-пять тысяч евро), а остальное частями возвращалось обратно”

 

 У Светланы Галузо был доступ к перепискам Стрижака в Telegram. Оттуда она узнала, что “один из бывших волонтеров штаба Бабарико, Сергей Котковец, передает в BYSOL информацию о внутренней кухне Фонда СДЖ (“Страна для жизни” – прим. авт.), куда “задонатили 25к”. А организация Dapamoga собрала целое досье со множеством причин отказов вынужденным релокантам (тем, кто переехал за границу – прим. авт.)”.

 

Кроме того, выяснилось, что народный ультиматум (за невыполнение его требований угрожали общенациональной забастовкой) придумали контент-менеджеры Тихановской “по приказу BYSOL, которые явно хотели собрать денег под забастовку. А еще BYSOL объявили о программе помощи малому бизнесу, который тоже принял решение бастовать 26 октября. Вот, правда, средств бизнес так и не дождался – вместо этого их отправляли к probono.by”, – написала Светлана в своем посте.

 

Она видела, что нуждающиеся стали ждать выплаты по три недели, а то и больше. Появились отказы в помощи людям, которые выехали за рубеж, имея только административную статью. Отказали уволенному Александру Кавуну из Гомеля, “написав в открытую, что в первую очередь фонд поддерживает силовиков и чиновников, а потом уже всех остальных”. Светлана рассказала и другие подобные истории. Некоторые из них освещались в СМИ (наш портал “Правда Гомель” писал о том, как фонд отказал гомельскому фельдшеру Елене Давыдовой).

 

Байсоловцы публично заявляют о прозрачности системы, а на деле используют подозрительные, выгодные для себя схемы и проводят тщательный "отбор" достойных помощи, а остальных “пострадавших” оставляют у разбитого корыта

 

Также выяснилось, что “на забастовки собирались выделить 100 тысяч долларов – однако деньги дошли только до председателя стачкома МТЗ Сергея Дылевского, которому за видео о том, что это правда, пообещали 7 тысяч белорусских рублей. Остальных же, судя по всему, проигнорировали, а позже на стриме блогера Татьяны Мартыновой Андрей Стрижак заявил, что белорусы не должны выходить на забастовки с гарантией компенсаций”.

 

Светлана и сама попала в одну из таких схем: доставила руководителю передачку в восемь тысяч евро. А спустя пару недель узнала, что эту сумму “Стрижак получил от Леонида Судаленко, своего коллеги по гомельскому отделению профсоюза РЭП. Это оказалось лишь частью крупной схемы: независимым профсоюзам выделялась грантовая помощь, но на карточки переводили лишь часть суммы (три-пять тысяч евро), а остальное частями возвращалось обратно”.

 

Этот пост – не первое публичное заявление Светланы Галузо о BYSOL. Ранее она записала видео, где рассказала в частности о том, что в личные сообщения фонда в соцсетях “приходило очень много недовольств от людей, которые не получили помощи, хотя имели на нее полное право”.

 

Получается, байсоловцы публично заявляют о прозрачности системы, а на деле используют подозрительные, выгодные для себя схемы и проводят тщательный "отбор" достойных помощи, а остальных “пострадавших” оставляют у разбитого корыта.

gp.by