Только для людей, знакомых с историей нашего района поверхностно, Рогачевщина ассоциируется лишь с памятником сгущенке, любимой творческой обителью Короткевича да санаторием «Приднепровский». Однако мало кто предположил бы, что наш край по праву может претендовать на одну из точек в так называемом ностальгическом туризме, стремительно набирающем популярность во всем мире. Что же в наши края привлекает почитателей прошлого? К примеру, интересная история местных захоронений! И одним из самых ярких и в то же время незаслуженно забытых «экспонатов» на пути этого памятного паломничества, без сомнения, должно стать еврейское кладбище в Рогачеве.


Евреев в Рогачеве было в несколько раз больше белорусов
Еще несколько столетий назад Рогачев был еврейским центром с многовековыми традициями, где возникла одна из первых в Беларуси хасидских общин. Сегодня же о былом величии местных иудеев не напоминает практически ничего.
– Согласно переписи населения Российской империи, в 1897 году в нашем городе проживало 9038 человек, большинство из которых – 5040 – евреи. Белорусов и русских приблизительно одинаковое количество – соответственно 1868 и 1380. А перепись 2009 года зафиксировала в Рогачеве всего 39 человек, которые в графе «национальность» написали «еврейская», – приводит данные краевед Андрей Чернявский.  
Более трех столетий евреи уверенно вплетали в историю Рогачевщины свою особенную культуру, язык, литературу, духовные поиски.
– Однако события прошлого века – Холокост, когда было уничтожено более 4000 евреев-рогачевцев, эмиграции – привели к полному распаду традиционного еврейского местечка с его социальной структурой, утрате знаний еврейского языка и культуры, отказу от религии и привычного образа жизни, – подтверждает Андрей Иванович.
И сегодня единственным местом в Рогачеве, которое сохраняет память, является еврейское кладбище.

Еврейское кладбище – памятник истории под открытым небом


О том, где находится «последняя обитель» евреев, знает каждый рогачевец – на высокой террасе берега Днепра по улице Санникова, между 1-м Колхозным переулком и коттеджным поселком. Но вот не все знают, что это кладбище – одно из самых больших еврейских захоронений, сохранившихся в Гомельской области.
Историки утверждают, что расположение и структура погоста соответствовали всем принятым тогда канонам: возле реки, на возвышенности, с удаленностью от человеческого жилья в 25 метров, фактически за городом. Не верится, правда? Ведь сегодня памятные камни над еврейскими могилами возвышаются практически в центре города, да и расстояние до жилых домов сократилось до минимума.  
– Еще в начале ХХ века кладбище было огорожено забором, а вход украшали ворота, – добавил рогачевский краевед.
Те, кто хоть однажды бывал на еврейском кладбище, заметили, что оно будто разделено на две части, на две эпохи. Эта грань, конечно же, условная, но весьма очевидная – выдает ее внешний вид и возраст надгробий.
– Большую часть территории кладбища, размер которого составляет 200х100 метров, занимают старые захоронения, относящиеся к середине XIX – началу XX века. Здесь находится более 180 каменных надгробий (мацев). Самая старая мацева, известная сегодня, датируется 1828 годом, – пояснил Андрей Чернявский.
Новые захоронения, судя по датам на памятниках, относятся уже к советскому периоду (1940­–1970 годы). Их отличает наличие металлических оград, форма памятников (в основном, прямоугольная) и текст на надгробии, – имя умершего обозначено не только на иврите, но и на русском языке.

По символам на могильных камнях можно узнать о жизни почивших


Большой интерес – как у исследователей прошлого, так и у простых обывателей – вызывают непонятные надписи и загадочные символы на надгробиях. Их изучением занимались и местные краеведы, и приезжие специалисты. А порой – даже в тандеме. Так, много ценного материала, насыщенного любопытными фактами и открытиями, удалось собрать во время масштабной экспедиции в июле 2015 года. В рамках проекта MEGA, направленного на изучение и сохранение информации об еврейских кладбищах, находящихся под угрозой исчезновения, молодые евреи и сочувствующие представители других национальностей из Беларуси, Украины, России и Израиля заглянули в наш город, чтобы вдохнуть в могильные камни, где высечены имена евреев, жизнь. Активное участие в этом серьезном исследовании, направленном на каталогизацию кладбища, приняли и рогачевские краеведы.
Многие надписи на памятниках под влиянием погоды и времени почти неразличимы, но исследователи смогли одними лишь кончиками пальцев прочесть скрытые в камне эпитафии, увидеть то, что недоступно человеческому глазу.
Особый интерес представляет культовая символика на старых надгробиях.
– На одной из мацев можно встретить изображение рук с разведенными попарно пальцами, над которыми возвышается корона. Эта могила коэна, еврейского священника, род которого начинается от первосвященника Аарона. Корона – символ высокоуважаемого человека, ее еще называют «короной доброго имени», – раскрывает секреты древних символов Андрей Чернявский. – Весьма популярным мотивом на мацевах является подсвечник-менора – древний атрибут храма, известный как символ иудаизма. Подсвечник и свечи свидетельствует о женском захоронении, это знак женской чистоты. Нередко встречаются мацевы со звездой Давида – символом принадлежности к еврейскому народу. Также интерес представляет памятник в виде дерева с обсеченными ветками, который может трактоваться двояко – либо как пребывание в раю, либо как прерванная жизнь.
Традиционно на каждой мацеве размещалась эпитафия. Она составлялись на иврите и имела определенную структуру.
– Эпитафии на мацевах мужчин начинались со слов «здесь похоронен», а на женских – соответственно «здесь похоронена». Обязательным было указание добрых дел умершего. Например, на мужских мацевах можно встретить такие слова: «Хорошее имя лучше хорошего елея, а день смерти – дня рождения», на женских что-то вроде: «Жену честную кто найдет? Дороже жемчужины цена ее». Далее писали имя умершего, после которого ставили аббревиатуру «благословенная память его (ее)». В конце эпитафии писали, как правило: «Пусть будет душа его (ее) завязана в узел вечной жизни». Дата смерти обозначалась по еврейскому календарю.
Некоторые мацевы сохранили сведения о месте их производства. Одно мраморное надгробие, к примеру, имеет сбоку гравировку «Вильня…»: вероятно, ее заказывали у виленского мастера. Большинство же мацев на кладбище изготовлены из гранита и камня, встречаются и мраморные.
Как видим, посмертные камни евреев – не просто дань уважения к покойным, а самые что ни на есть хранители истории, в надписях которых свою ценность имеет каждая буква, каждый символ.

Судьба еврейского кладбища пока туманна
Раньше похоронами и поддержанием порядка на еврейском погосте занималось специальное похоронное братство, которое строго следило за своими обязанностями. Спустя столетия, когда евреи практически исчезли с демографической карты Рогачевщины, эта миссия перешла к работникам коммунального предприятия.
– Обкос травы, вырубка кустарников, уборка мусора – перечень работ стандартный, выполняются они в срок, – объяснила начальник цеха благоустройства и санитарной очистки КЖЭУП «Рогачев» Зоя Трепачова.
Сегодня еврейское кладбище больше напоминает музей под открытым небом: последние похороны здесь состоялись почти полвека назад. Самые частые его посетители – соседские дети разных возрастов, для которых это сакральное место стало без преувеличения любимой игровой площадкой.
Какая судьба уготована еврейскому кладбищу, не знает никто. В то же время краеведы уверены: сохранить его для потомков – дело чести рогачевцев, независимо от национальности и вероисповедания.
– Мацевы с эпитафиями – ценные исторические источники. Они содержат важную генеалогическую информацию, некоторые даже являются настоящими литературными произведениями. А резной декор на памятниках XIX века – и вовсе яркий пример еврейского декоративно-прикладного искусства, – считает Андрей Чернявский.
Где поставить запятую в выражении: снести нельзя сохранить – покажет время. Время, которое и так неумолимо приближает кладбище к забвению: многие плиты на старом погосте буквально вросли в землю, некоторые пострадали от рук вандалов. И все же хочется надеяться, что мацевы – единственные свидетели прошлого рогачевских евреев – успеют рассказать немало ценной информации и позволят обогатить историю нашего края новыми фактами и открытиями. И кто знает, возможно, еврейское кладбище еще не раз станет остановкой на пути ностальгического маршрута людей, чьи предки нашли последний покой в нашей земле.

Виктория РОГОЖНИКОВА.
Фото Раисы БОРОВОЙ.

Перепечатка текста и фотографий slova.by запрещена без разрешения редакции.

Недостаточно прав для комментирования. Войдите на сайт используя социальные сети.

Войти с помощью

 

 

 

  

Яндекс Реклама