В марте начальник управления коммунального хозяйства и энергетики Министерства ЖКХ Марина Толстик сообщила, что в Беларуси до 2022 года планируют закрыть все мини-полигоны для твёрдых коммунальных отходов (ТКО). Сколько из них рекультивировали в Рогачёвском районе, куда отправляют наши отходы и где их сортируют? Об этом и многом другом читайте в материале «Свабоднага слова».

Стекло – налево, пластик – направо: городской мусор
подлежит обязательной сортировке.


По словам начальника райинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Эдуарда Дорохова, всего на Рогачёвщине действовало 69 полигонов ТКО: центральный (городской) и 68 полигонов в сельской местности. 23 использовались как мини-полигоны, остальные были площадками временного складирования. На сегодня практически все рекультивированы. В Довске «мусорный склад» закрыли в марте, на очереди мини-полигоны в Тихиничах и Хатовне. Продолжает принимать отходы населения городской полигон твёрдых бытовых отходов недалеко от агрогородка Заболотье. Туда мы и направились.

Успеть за 10 минут


Самый крупный в районе полигон площадью более 7 гектаров открыли в 1997 году. Его проектная мощность составляет 132,2 тысячи тонн – именно столько отходов здесь можно захоронить.
У входа на стратегически важный объект нас встретили шлагбаум, дружелюбный пёс Оскар и  дисциплинированный работник. Охранник сразу предупредил, что впускать в закрытую зону никого не намерен. Чуть позже мы всё же ненадолго попали на территорию полигона в сопровождении мастера Алексея Семянникова, который работает на объекте 2,5 года.

Алексей СЕМЯННИКОВ: «В день к нам приезжает от 30 машин с отходами».

 

– Сейчас у нас трудится 15 человек, в том числе 2 женщины, будем ещё набирать людей, так как к лету объём мусора увеличивается чуть ли не в 2 раза, – начал знакомить с полигоном Алексей Михайлович. – Рабочий день начинается в 8.00, машины идут до 17.00, также организовано круглосуточное дежурство, есть видеокамеры. С прошлого года у нас новое весовое оборудование – данные сразу поступают в диспетчерскую.
 С весов мы и начали мини-экскурсию, тем более что в это время прибыл очередной трактор. После недолгой остановки для взвешивания он сразу поехал на гору.
– Видите, в прицепе видны венки – мусор с кладбища, он не идёт на переработку, – расставил точки над «и» наш собеседник. – Если приходит машина с мешками, то отходы тоже отправляем на гору. Там наш работник высыпает всё содержимое и перебирает мусор – нельзя захоронять вторичные отходы.
На мусорной горе иногда сор-тировать «помогают» и нелегалы из соседних деревень. Больше всего их привлекает вторсырьё и мелкогабаритные металлические предметы. Выглядит гора из мусора эпично, особенно когда над ней поднимается чёрное облако птиц…
На разгрузку у водителей есть 10 минут, после чего вес уже пустой машины фиксируют в диспетчерской. Разницу, то есть количество мусора, работники записывают в журнал. Также отмечают дату и время.

Слоёный мусорный пирог


К слову, примут здесь не всякий мусор – у отходов есть классификация. Машину с крупногабаритным мусором, например диванами, телевизорами или отходами строительных организаций, сюда не пропустят.
Сразу на полигоне был вырыт котлован, но уже лет через 5 он наполнился, и, как слоёный пирог, начала расти гора из мусора. Так как это объект 3-го класса опасности, без изолирующего слоя глины не обойтись. Кроме того, когда отходы поднимаются на определённую высоту, слои изолируют инертным материалом, например песком, мелкими строительными отходами и иловым осадком. Через эти пласты наружу выходят «свалочные» биогазы.
Ведётся контроль и за тем, чтобы загрязнённые вещества не попадали в грунтовые воды. На полигоне размещены специальные скважины, из них раз в полгода специалисты Республиканского центра аналитического контроля в области охраны окружающей среды отбирают пробы воды.
– Всего за день к нам приезжает минимум 30 машин, загружены они по-разному – от 1 до 4 тонн, иногда и 66 тонн мусора в день привозят, – рассказали в диспетчерской. – Но это вместе с организациями, промышленными и сельскохозяйственными предприятиями, с которыми у нас заключены договоры. В выходные, конечно, меньше – от 28 до 47 тонн. Это физические лица. Сами привозят мусор или заказывают телегу в коммунальном хозяйстве. Мы выписываем квитанции в двух экземплярах. Суммы не очень большие: 2,65 рубля за метр кубический.

Находят не цепочки, а котят


Машины и мусоровозы с городскими отходами после взвешивания отправляют на сортировочную станцию. Мусор выгружают в специально отведённое место, после чего он поднимается по транспортёру и его сортируют в небольшом здании.
 – Сразу можно высыпать только 1,5 машины, – отметил Алексей Семянников. – На сортировку уходит от 30 минут до 2 часов. Всё зависит от мусора. И района, откуда его привезли. Например, на «девятках» много контейнеров для раздельного сбора, поэтому работникам легче пересматривать мусор, а вот в частном секторе выбрасывают всё вместе, на такой мусор понадобится больше времени. Кстати, у нас хорошо работают заготовительные ларьки. Приятно, что люди начинают понимать пользу раздельного сбора мусора. Только задумайтесь: тот же пластик разлагается в земле более 100 лет!

На сортировочной станции работники отбирают вторсырьё...

...которое после прессуется и тюкуется.

 


Рогачёвцы, которым не в тягость выбросить стекло и пластиковые бутылки в разные контейнеры или сложить в отдельные тары, не только положительно влияют на окружающую среду, но и помогают работникам полигона. А этот труд тяжёлый. Сложно представить, каково здесь летом…
– Работа, конечно, не из лёгких, стараемся беречь наших людей: коммунальное предприятие выдаёт  маски, респираторы, перчатки, продукты за вредность и дополнительные дни к отпуску, – подчеркнул гид. – Пластик, ПЭТ-бутылка, макулатура, плёнка, стекло – всё проходит через сор-тировочную станцию. Работники делают выборку. Видите, даже пластиковые бутылки попадают в разные баулы: здесь – синие, а вон там – коричневые.
Стало интересно, много ли ценных вещей выбрасывают наши люди.
– Пачки долларов не находили, это же не Минск и не Москва, – не отрываясь от дела, пошутили на станции. – Бывает, кольцо попадётся, но очень редко. А вот живых котят и щенков в мешках встречаем намного чаще. Заботимся о них и стараемся всех раздать. Один котик с нами так и остался жить, где-то бегает.
После сортировки вторсырьё отправляют на пресс, а остальные отходы – на захоронение.
– У нас беспрерывно работает 2 пресса, – показал механизмы мастер полигона ТБО КЖЭУП «Рогачёв». – Мусор прессуется и тюкуется. Есть склад для хранения вторичных материальных ресурсов. Макулатуру мы отправляем в Светлогорск, ПЭТ-бутылки – в Могилёв, а стекло – в Бобруйск и Гомель.

А что дальше?


В нашей стране принята Национальная стратегия по обращению с ТКО и вторсырьём. Согласно ей до 2035 года планируется вполовину сократить количество захороняемых отходов за счёт увеличения их использования в качестве вторичных материальных ресурсов или топлива. Количество полигонов к этому времени сократится в 3–5 раз, а от мини-полигонов белорусы и вовсе откажутся.
Будущее – за новыми крупными полигонами и мусоросжигательными заводами.
Главный рогачёвский полигон тоже планируют использовать лишь как промежуточную площадку. Но это в будущем. А пока не забывайте сортировать бытовой мусор!  

Елена УДАРЦЕВА.
Фото
Василия РОГОЖНИКОВА.

Перепечатка текста и фотографий slova.by запрещена без разрешения редакции.

Недостаточно прав для комментирования. Пройдите аутентификацию.