Второе путешествие в рамках новой рубрики привело нас в Журавичский сельсовет, где на границе с Могилёвской областью расположился небольшой населённый пункт с интересным названием – Блюев.


В пути


Добравшись до Довска, сворачиваем в сторону Славгорода. В пути к нам присоединяются председатель Журавичского сельисполкома Татьяна Дроздова и инспектор сель-исполкома Раиса Прохорова.
Блюев был основан в начале XX века переселенцами из соседних деревень. В 1931 году жители вступили в колхоз. Во время Великой Отечественной войны каратели сожгли 8 дворов, 34 жителя погибли на фронте. В 1957 году посёлок переведён из Великозимничского сельсовета Быховского района в Журавичский сельсовет Рогачёвского района. В конце 70-х в местечко переселились жители соседнего посёлка Михайловка.
– До 90-х годов XX века в Блюеве было 46 домов, – рассказывает Татьяна Дроздова. – Молодёжь уезжала в город, а население старело. Со временем населённый пункт опустел. После работ, проведённых в 2016 году по Указу № 100 (сейчас № 357 «О пустующих и ветхих домах»), осталось 5 жилых строений, в которых постоянно проживает 5 человек.
Отъехав 44 километра от райцентра, справа от дороги видим небольшой указатель – Блюев. Въезжаем в населённый пункт, состоящий из одной прямолинейной улицы.

Одинокие дубы и одинокие жители

Жизнь в глубинке: одинокие сельчане коротают свой век наедине с животными.


По словам уроженки местечка Раисы Прохоровой, в начале населённого пункта раньше стояла большая колхозная конюшня, здесь же держали овец и свиней. За лошадьми смотрел конюх Николай Довгалёв. Местные жители брали их и для работы на своих приусадебных участках. Сегодня о тех строениях напоминают только небольшие возвышения земли.
У крыльца первого дома нас встречает лающий пёс. У открытой калитки стоит хозяйка. Опираясь на палочку, она внимательно смотрит на нас.  
– Это Екатерина Гапонова. Она родом из Крушиновки, – объясняет Татьяна Дроздова.
– Вот в тех зарослях было озеро. Его называли Левшуновой сажалкой, – вспоминает Раиса Прохорова, пока машина медленно движется по просёлочной дороге. – А здесь стоял родительский дом... Мама переехала в Ильич, мы с братом обзавелись семьями. Дом обветшал, вот и снесли его.
39 домов в Блюеве уже нет. Только одинокие дубы, которые росли почти у каждого подворья, остались стоять вдоль дороги. Если проехать дальше, можно увидеть небольшой мост и болотце, а в берёзовой роще – поселковое кладбище.
Останавливаемся у последнего дома № 25. Хозяин Пётр Короленко просит не фотографировать его владения. Какое-то время назад он переселился с матерью из Прилёповки в Блюев. Сейчас живёт один, на пенсии. Пётр Иванович – весёлый человек. На наши вопросы отвечает шуткой, часто – в стихотворной форме.
– Мои года – моё богатство, – отмечает он, не желая говорить о своём возрасте.
И тут же добавляет:
– Я скажу тебе тайком:
                лучше жить холостяком!
В жизни, брат, жена – преграда.
Ты с ней только не шути.
Надо там или не надо –
Деньги ей скорей неси.
В его просторной хате громко работает телевизор, играет проигрыватель. С печки, свесив головы, за происходящим внимательно наблюдают три кота.
– В этом году я откажусь от огорода, мне хватает и мешка картошки на зиму, – рассказывает о своей жизни Пётр Иванович.


Выходим во двор, чтобы сфотографировать хозяина. Кругом порядок: очищены от снега дорожки, в большом сарае ровно сложены дрова. Пётр Короленко – мастер на все руки, сам сменил кольцо в колодце. А ещё владелец последнего дома на поселковой улице – чувствительный, сентиментальный человек. Об этом говорят его стихотворения. Когда Пётр Иванович работал в Средней Азии, жизнь ему была не мила без родных пейзажей:
– …Вот я в степи,
                              в песках пустыни
Кричал два года: «Караул!»
А предо мной, как на картине,
Валялся только саксаул.
Рвалась душа домой и из Ленинграда:
– Предо мною лежат
                                          фотографии,
Но на них я не в силах взглянуть.
А те годы, те годы
                               моей биографии
Я прошу просто лишь зачеркнуть.
– Когда переселялся в Блюев, мой дом был 25-й, а сейчас последний, – с горечью отмечает Пётр Иванович, вспоминая те дни, когда «зарывали» его деревню.
К беседе присоединяется ещё один житель Блюева Алексей Карасёв, бывший бригадир колхоза «12 лет Октября». Алексей Васильевич рассказывает, что раньше жителей в посёлке было много, не зря местечко называли «Китай». В каждой семье воспитывалось по шесть и более ребятишек. Подростки с двух концов Блюева ходили стенка на стенку.
– Молодёжь собиралась за моим домом, напротив конюшни, – вспоминает Алексей Карасёв. – Там были ворота для игры в футбол. И по снегу мяч гоняли. За огородом на болотце катались на коньках. Купались в озёрах. Жили весело! Грибов в лесу было море, а сейчас короед выкосил деревья.
Веселиться любили, но и работать умели. Как говорит Алексей Васильевич, ответственно относились к своим обязанностям – на ферме чуть ли не ночевали: пока навоз уберёшь, накормишь животных, вечер наступает.
– А сейчас жизнь тяжёлая, – завершает наш диалог бывший бригадир. – Живу один. Трудно, но человек ко всему привыкает.

Дома среди болот

С детства Александре ГАПОНОВОЙ (слева) пришлось много работать.


Едем в Прилёповку, чтобы встретиться с Александрой Гапоновой – одной из первых поселенцев в Блюеве. Во дворе встречаем женщину, которая с охапкой дров направляется в дом. Это многодетная мать Наталья Климашова, соседка Александры Васильевны. Пока социальный работник в больнице, она помогает пожилому человеку по хозяйству.
Александра Гапонова росла в Блюеве в многодетной семье. Замуж вышла в Прилёповку, где с мужем купила большой дом, вырастила пятерых сыновей. Один живёт рядом – в Драгунске, навещает её. Сейчас бабушке 89 лет, подводит здоровье, но кое-что из своей прошлой жизни она вспомнила.
– Бацькі працавалі ў полі. Бацька касіў, стагі кідаў, – говорит коренная жительница Блюева. – І я ўсё рабіла: і бульбу капала, і касіла, і жала ўручную. Ездзіла на луг, сена цягала, стоячы па калена ў вадзе.
А соседка Наталья Климашова добавляет:
– Раньше много работали, но и весело было. Дожинки гуляли, лён выбирали. На сено ездило 33 человека на трёх машинах.
– Наташа – залаты чалавек, усё паробіць мне, – с дрожью в голосе хвалит помощницу Александра Васильевна.
По дороге в посёлок мы разминулись с сыном Александры Гапоновой из Драгунска – он помнит, как мать рассказывала о родном местечке. Созвонившись с ним, мы всё-таки узнали, почему селение имеет такое необычное название. Всё просто: Драгунск, Прилёповка и Блюев строились среди болот. Бывало, что лошади и колёса повозки проваливались за огородами – кругом же торфяники. Люди селились там, где можно было пахать и сеять. Сухое место, островок среди болот раньше называли «блевина» – отсюда и пошёл Блюев.
– У леса била криница, – вспоминает сын Александры Гапоновой. – Там детвора купалась и рыбы немеряно было.

Прошлое, настоящее… А будущее?


Как бы ни было печально, но век Блюева недолог. Уйдут под снос пустующие постройки, зарастут тропинки между оставшимися домами, и только в памяти тех, кто жил здесь или как-то был связан с этим местечком, останутся картины прошлого.
Спасибо всем, кто помог по крупицам собрать сведения о посёлке, кто возвращался памятью на много лет назад. А пока в населённом пункте, за которым начинается уже Славгородский район, продолжается жизнь. Неторопливая и незаметная. Мы же возвращаемся в районный центр, чтобы с газетных страниц рассказать о местечке с необычным названием.

Автор рубрики
Оксана РОМАНОВА.
Фото
Василия РОГОЖНИКОВА.

Перепечатка текста и фотографий slova.by запрещена без разрешения редакции.

Недостаточно прав для комментирования. Пройдите аутентификацию.