«Сегодня нас ведут, завтра – тебя»

Лидия Абуева, которую угоняли в рабство, бросила эти слова в лицо полицаю и оказалась в итоге права
 


93-летняя Лидия Абуева перенесла немало. Ее подростком угнали в Германию, заставляли работать за пару ложек каши. И после войны хлебнула немало горя, но, несмотря на все трудности, вырастила четверых успешных детей, получила орден Трудового Красного Знамени и продолжает радоваться жизни.

Для своего возраста Лидия Алексеевна довольно бодра и обаятельна, на собеседников смотрит с какой-то детской хитринкой в глазах. Мрачнеет, только когда вспоминает о войне.

— Мне было 17 лет, когда фашисты забрали, под автоматами вели, как будто я преступник. 

Родилась Лидия Алексеевна в Рогачеве 12 июля 1926 года. Мама воспитывала ее и четверых братьев, отец работал на судоходном Днепре бакенщиком. Когда началась война, жилось туго. Единственная корова, испугавшись обстрелов, убежала. Немцы заставляли работать даже детей: подметать улицы, выносить мусор, колоть дрова. В августе 1943-го немецкий офицер объявил: «Едешь в Германию!» Отобранных девушек автоматчики вели как преступниц, почти через весь город. Встретившийся сосед-полицай ехидно спросил: «Что, попалась?» Лидия ответила гордо: «Сегодня нас ведут, завтра — тебя!»


Верили, что война кончится

Мельчайших подробностей тех двух страшных лет вдали от родины Лидия Алексеевна уже не помнит. В памяти всплывает колючая проволока во временной тюрьме в Жлобине, разрешенная перед отправкой встреча с мамой, полетевший под откос от взрыва поезд — вагон с пленниками уцелел чудом… И постоянные слезы от бессилия, неизвестности и страха.

Конечной точкой стал город Плауэн, недалеко от чешской границы. Во время войны он был крупным промышленным центром, конечно, с учетом требований времени. Вместо автобусов и грузовиков местная машиностроительная фабрика стала выпускать танки и другие военные изделия. Лидию поставили к шлифовочной машине. Какие именно болванки приходилось днями обтачивать, молодая девушка так и не поняла, сейчас только разводит руки сантиметров на тридцать и припоминает:

— Вот такие были «бомбочки»…

Работать приходилось в подземелье по 12 часов, жить — в расположенных неподалеку бараках. 

— Кормили два раза в рабочий день, один раз — в субботу и воскресенье. Больше порция, если работаешь и в выходные. Кормили чем попало: давали миску супа, иногда пару ложек овсянки. Мы худые были, с мизинец.

На заводе работали и военнопленные из разных стран. Общаться не разрешалось, но солдатам удавалось иногда шепнуть ободряюще: «Девушки, война кончится!»

— Они постарше были, а мы совсем дети. Мы им верили, верили, что все будет хорошо. Хоть и жили в постоянном страхе, ничего не зная ни о родине, ни о семьях.

Вокруг умирали люди — от голода, ран. Спасаться приходилось и от бомбежек. Когда в апреле 1945 года в город пришли американцы, от него остались одни камни. 

— Мы прятались в подвале, когда бомбили. Входы засыпало, но мы выбрались. Бежим, а навстречу машина едет. Думали, наши идут, давай обниматься, целоваться — слышим, язык не тот, американцы! Оглядываюсь — завод как плугом срезало.

У американцев жили еще около месяца, отъедались, потом союзники доставили людей в Мариенберг, передали советской армии. На родину добирались долго: то эшелонов не было, то проверки никак не заканчивались. Дела побывавших в плену пристально изучались соответствующими службами.

В Рогачев Лидия Алексеевна попала только в ноябре 1945-го. Родным ничего не сообщали, и когда она робко постучалась в окно родного дома, у выглянувшей матери подкосились ноги.

— Вся улица прибежала: «Ты живая! Как ты выжила?» Братья мои на фронте погибли, меньший в 1943-м где-то под Гомелем, снайпером был. Отец тоже умер, мама была одна.

Валила лес, пекла хлеб

Ни о каком отдыхе в послевоенную разруху думать не приходилось. Лидия Абуева немного поработала в родном городе, успела родить дочку, а потом на восемь лет уехала в Карелию и стала... лесорубом! Там встретила второго мужа и родила еще троих сыновей. С супружеским счастьем снова не вышло, и, вернувшись на родину, Лидия Алексеевна вынуждена была сама заботиться о детях и одинокой маме. 

— В Рогачеве хлебозавод новый строился, люди нужны были, тестомесы. Мне говорят: «Лида, поступайте к нам, хоть кусочек хлеба покушаете». Пошла. Дали временное жилье. Одна комната, печка, кровати по всем стенам стояли, чтобы всех разместить. 

К нашему разговору подключается приехавший навестить Лидию Алексеевну друг ее сына Миши Александр Климович:

— Лидия Алексеевна, несмотря на то что тяжело трудилась, всегда оставалась хорошей мамой. Вы представьте, чего стоит воспитать троих мальчишек! А мы, я вам честно скажу, спокойными пацанами не были. Ругалась, конечно, но всегда быстро отходила.

Александр Климович признается: в детстве, в силу беззаботности, мало обращал внимания на историю жизни мамы своего друга, но вырос и осознал, сколько пришлось пережить женщине. Потратил немало времени, чтобы выслушать и записать ее воспоминания, — о доброй и сильной женщине должны помнить следующие поколения.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
sb.by
 
 

Недостаточно прав для комментирования. Войдите на сайт используя социальные сети.

Войти с помощью

Би-би такси

 

 

  

Яндекс Реклама